Груша, яблоня, фундук: сад, как бабушкин сундук

0
Груша, яблоня, фундук: сад, как бабушкин сундук

Что такое сад? Ответить на этот вопрос может даже ребенок. Деревья, с которых раз в год можно собирать плоды. Так повелось у нас в семье, что главное правило садовода – отступи три метра от соседского забора и сажай, что хочешь. Стандартный набор для каждого подворья: груша зимняя, груша летняя, яблоки, которые спеют до Спаса и те, которые на зиму кладут в погреб. Далее по списку: сливы синие и желтые, абрикосы, вишни, черешня и персик, который мало похож на крымский и больше тешит самолюбие хозяина, нежели вкусовые рецепторы тех, кто им угощается. Да, еще, желательно, раз в год перекапывать приствольные круги и косить траву, когда она поднимается выше колена. Это уже делается просто потому, что ходить неудобно. Можно, конечно, поставить в саду нехитрую беседку, или, просто, старую раскладушку. А можно раскошелиться, и купить в строительном супермаркете лежанку-качалку. Собственно, вот и все «ходовые» идеи, которые мы впитываем с молоком матери относительно понятия «сад». Так вот, по моему мнению, я была садоводом знатным. Во-первых, окончила биологический факультет и с детства увлекалась ботаникой, во-вторых, все знакомые и соседи в один голос твердили, что у меня «легкая» рука. Я и не спорила, поскольку у меня на дачном участке не было понятия засохших деревьев, я наизусть знала названия препаратов, которыми нужно спасать урожай и сами деревья и от вредителей, и от всяких грибковых проблем. В моем саду все деревья и их плоды напоминали рекламные картинки из журналов о садоводстве. Если бы зарплата мужа позволяла мне не ходить на нелюбимую работу менеджера по продажам, я бы с удовольствием поменяла городскую квартиру на домик в деревне и с упоением занималась земляными работами. Но, к сожалению, мое увлечение никак не помогало оплачивать счета за учебу детей, не давало денег на квартплату и одежду. Поэтому, лелея мечу о любимой работе, я продолжала каждое утро ходить на ту, которая есть.

Не было бы счастья, да сокращение помогло.

В тот день, когда директор вызвал меня в кабинет и ласково предложил «отгулять» прошлогодний не растраченный отпуск, я была на седьмом небе от счастья, потому что вместо мизерных двух недель, могла провести за городом целый месяц! Причем, отпуск в этот раз удалось взять в июне, когда все дачные работы требуют особо пристального внимания и уймы свободного времени. Меня ничуть не насторожило такое хорошее отношение начальства, как потом оказалось, зря. Не желая терять ни дня драгоценной свободы, следующим утром я буквально сбежала из дому и первой электричкой уехала на любимую дачу. Сутки я, не разгибая спины, обхаживала каждое растение на своем благоухающем и стремительно зарастающем зеленью клочке земли. Я даже не обращала внимания на мобильный телефон, который с утра просто разрывался от звонков моих подруг. Вечером, перед сном, я все-таки решила перезвонить и спросить, в чем причина такого внимания к моей персоне? Я еще не знала, что следующую ночь мне заснуть не удастся. Первой я набрала свою лучшую подругу и коллегу Татьяну. От нее было аж восемь непринятых звонков. Татьяна сразу взяла трубку и сразу кинулась меня отчитывать: «Валя, как можно быть такой беспечной? Ты там воюешь со своими гусеницами, а здесь тебя под сокращение подвели. Поздравляю! После отпуска ты безработная!» Я даже не нашла слов, которые в данный момент могла бы произнести в трубку и просто сбросила звонок. Перед глазами сразу встали все жизненные проблемы. Двое детей-студентов, которых нужно одеть, обуть, накормить, квартира, за которую каждый раз приходят все большие платежки, муж, которому никак не хотят повышать зарплату, а той, что есть, едва хватает, чтобы свести концы с концами. Конечно, есть небольшие сбережения, что называется, «на черный день», но как знать, сколько этот «черный день» теперь продлится в моей жизни? Тем более что мне уже не двадцать и даже не тридцать лет! Мне – сорок пять! Где я смогу найти другую работу? Только в разделе «требуется уборщица». Мое трагическое настроение прервала соседка, которая зашла за лопатой. «А чего глаза на мокром месте?» — спросила она меня, как маленького ребенка. «Без работы я осталась, теть Галь», — доставая лопату из сарая, со вздохом ответила я. «Ну, и хорошо, что тебя на свет Божий вытолкнули из этого твоего супермаркета пылесосов!» — ободряюще воскликнула тетя Галя и тут же сделала мне неожиданное предложение: «Тут у нас на улице, в красном большом особняке, на заборе объявление наклеили, что ищут садовника. А у тебя ж такая рука легкая, что легче и не найдешь!» Эта идея меня встряхнула, но врожденная неуверенность вернула мой энтузиазм восвояси.

Век живи, век учись и, желательно, без отрыва от производства.

Тетя Галя, как подкованный кадровик, на мои сомнения не обратила никакого внимания и решила мою судьбу за меня. В тот же день, она постучала к «работодателю» в калитку и предложила «опытного садовника». Хозяин, Николай Степанович, перезвонил мне в тот же день и предложил встретиться. Территория двора была огромной. Точнее, это был не обычный участок, целое поместье, состоявшее из доброго десятка стандартных дачных участков. Дом, больше похожий на замок, стоял в окружении вековых сосен, затеняющих все вокруг. В глубине участка виднелись остатки старого сада с покореженными от возраста яблонями и съеденными ржавчиной грушами. Впечатление было мрачным и удручающим. Николай Степанович вежливо пригласил меня на чай в резную беседку и начал излагать свои идеи насчет садика в английском стиле. Душа моя, при одном упоминании слова «стиль» в отношении сада, просто ушла в пятки. Я подумала, что оказалась в двух шагах от оглушительного позора. Тетя Галя рекомендовала меня как профессионального дизайнера, а я обычная дачница-ботаник, которая способна только тлю и долгоносика отравить по инструкции к инсектициду. Николай Степанович как-то сразу ко мне проникся, и я не смогла ответить пожилому человеку отказом, даже из страха разоблачения. На следующий день мой «администратор» тетя Галя пришла поздравить с новой работой и опять застала меня в депрессивном состоянии. «Что на этот раз?» — строго спросила она. «Квалификации нужной у меня нет», — чуть не плача о безысходности, промямлила я. «Тю!» — недоумевающе воскликнула соседка. «Да открой этот свой интернет, найди там какие-нибудь курсы, и Николай Степанович даже не заметит, что ты академий по дизайну не заканчивала!» Я до сих пор удивляюсь сообразительности моей деревенской соседки. Ведь она находила для меня эффективные и, в то же время, простейшие решения, до которых моя заумная голова никак не додумалась. Курсы по дизайну сада я нашла очень быстро. Остановилась на ЕШКО-Украина, потому что они давали возможность получить на руки весь комплект учебников, что в моем случае, было жизненно необходимым. Кроме того, в Европейской школе предоставляли поддержку преподавателя, с которым, к слову, я смогла решить массу конкретных моих рабочих моментов. Ну, и свидетельство ЕШКО об окончании курса очень сильно подняло мою самооценку, хотя Николай Степанович его так и не потребовал. Наш английский сад удался на славу. Теперь я уже о своей прежней работе не вспоминаю. Нет времени. Благодаря протекции благодарных соседей, у меня теперь очень много клиентов. Приходится даже заказы в очередь ставить. А это, иногда, целый сезон потерпеть приходится! Зато я получила любимую работу с очень хорошей зарплатой. Но главное, усвоила на всю жизнь урок от тети Гали: вокруг очень много возможностей, которых мы не видим из-за банальных стереотипов. ЕШКО очень помогает с этими стереотипами бороться.

Ирина Захарова